Литературный портал

Тартуской городской библиотеки

Doxie (Татьяна Сигалова)

Doxie

Doxie (Татьяна Сигалова)

Родилась в 1969 г. Закончила филологический факультет Тартуского университета. Работала в Университетской библиотеке. Сейчас преподаю английский.

Стихи пишу почти всю жизнь, серьёзно — лет с 15. Первая публикация — подборка стихов в журнале «Радуга» в 1987 г.

Также печаталась в журнале «Таллинн» и альманахе «Воздушный змей»… и ещё в чём-то, чего уже не упомню. Была членом литобъединений «Воздушный змей» (2003–2005) и «АСП» (2006–2007).

Сейчас ни в чём не состою, чему очень рада. Участвовала в нескольких поэтических вечерах в Таллине, Тарту, Нарве и Муствеэ. И ещё в Котка.

Автор пяти сборников, вышедших в Тарту: Синяки под Луной (2005), Настоящие? стихи? (2006), Здесь и там/Там и здесь (2009), «Стихи Александры Мухиной» (2010), «Отторжения» (2010, совместно с Людмилой Логиновой). Все сборники – с собственными иллюстрациями.

Дважды номинировалась на премию «Культууркапитал», но оную не получила.

В эту подборку я включила стихи из книг «Стихи Александры Мухиной» и «Отторжения» («Осень 1991» и «Свитера»). «Стихи Александры Мухиной» написаны от лица юной поэтессы конца 1980-х – начала 1990-х годов.

Приятного чтения вам не желаю, так как это не о природе, не о погоде и не о любви (в таком виде, в каком о ней пишут большинство местных поэтесс — и поэтесс вообще).

И не т. н. «философская / интеллектуальная лирика». Так что, если (не) хотите — не читайте.

Допольнительно можно посмотреть:
http://www.tvz.org.ee/doxie.html

http://www.netslova.ru/sigalova/

http://www.litkarta.ru/world/estonia/persons/sigalova-t/

Книги автора в библиотеке

 

УБЛЮДКИ ОКТЯБРЯ

За окном качнулся красный
Комиссар Осенний Лист.
Он давно уж не опасный
И вообще опофигист.

Он промозглый воздух рубит
Понарошку, напоказ,
О других листочков трупы
Бороздя усопший глаз.

Вижу, дворник землю чистит
От ублюдков октября.
И стихи мои, как листья,
Оторвутся… и сгорят.

За окном забился алый.
И выходит, мне назло,
То, что в муках не рождалось
И утробу не рвало.

 

(БА)БОЧКИ

Какие бабочкины души?!
Бывают бабочкины туши.
Тиски бывают и зажимы.
А крылья не выносят жира.

Нектар какой-то… что за новость?
Для хоботков – одна слоновость.
А те, с моргающею спинкой,
Бывают только на картинках.
И те настырные толкучки –
Совсем не бабочки, а взбучки.

И есть ещё незнамоктотки.
Живут не шибко и не лётко
И свечек под собой не чуя.
Им посвящать стихи хочу я
От первой до последней строчки.
…………………………………
Они не бабочки, а бочки.


ЛЮ

Я умираю не от любви.
Я умираю от лю.
Я половинку любви молю:
Ты меня останови.

Чтоб не прибавилась к лю эта бовь,
Я уж почти не дышу.
Я половинку любви прошу:
Мне ведь не надо бо-бо.

Я половинку любви – до дна,
А ведь хотела на щит.
Я бы от бви умерла, но она
Слишком плохо звучит.


ЖЗН

Я не умею – про полёт Жизели.
Меня замерят – но не в ЖЗЛе.
Мой лексикон определимо беден.
Мной не чихнут в пыли энциклопедий.
Я не умею – пение Миньоны,
Зато умею рушить окоёмы
Чужих глазниц и дожидаться сдачи.
Но к этому словА не присобачить.
Я не умею – дерево и пламень.
Я цепенею – кутаться в регламент.
И в Жизни Замечательного Люда
Ни под каким я соусом не буду.
Зато меня внесут – куда им деться? –
В Жизнь Замечательных Несоответствий.


ПОДРОСТОК-84

Почти я взрослою стала –
Учусь курить и скабрезить.
И даже стихи написала –
Наверное, целых десять.

Расту долговязой чумичкой,
Пугаюся детских подачек.
И только по детской привычке
Коплю обёртки от жвачек.

Кроссовки шаг мой пружинят,
А джинсы задницей вертят.
И нету пока в моей жизни
Вина, мужиков и смерти.


ОНИ И ОНИ (СТИХОПОДАРЕНИЕ КИНУВШИМ)

ОНИ накатят – сбивчивою пеной,
Без сожаленья чтоб тебя раскокать
И «классики» затеют несравненно,
По клеткам запустив твои осколки.

ОНИ, отговорившись от трагедий,
Блеснут на перекрученных стихиях.
Но зная, что ОНИ тебе не светят,
Ты кончишься… и тут придут другие.

Твои осколки подберут и склеят
И призовут к закуске немудрящей.
Твою печаль зевотою развеют
И спать уложат под гугнивый ящик.

Но ты во сне увидишь первых – ложных,
Порочных, изменивших оперенье
И без которых точно ты не сможешь
Закончить это стихоподаренье.


ЛЮБОВЬ СТРЕКОЗЫ

Я собираю крошки любви,
Объедки любви, ошмётки.
Нет мне теперь огорошин любви,
Клетки любви и плётки.

Я проклинаю свой прежний азарт
И холоднющую родину.
Я собираю – любви стрекоза –
Что муравьями обронено.

Нет мне отныне майской грозы.
Нет мне стола и дома.
Вот и стучит любовь стрекозы
Крылышками поломатыми.


ОСЕНЬ 1991 (Из цикла «Мемуарные помарки»)

Аляповатые тряпки и суперхиты из Америки,
И полоумные бабки — поклонницы Н.К.Рериха,
И кришнаитов хламиды, и поиски новой отчизны,
Улыбочки льстиво-ехидные сектантов из «Слова жизни»,
И очереди за сахаром, разборы ближайших целей
Меня почти не затрахали — так они надоели.

Блицкриги и смены режимов, бескровные революции,
И мысль: «Чем же я одержима? И где бы мне оттянуться?»,
И рябь, что идёт кругами от брошенных идеалов,
Меня почти не пугают — так я от них устала.

И толстенькие журнальчики — супы без соли, без перца,
Миндалеглазые мальчики, топочущие по сердцу,
Уже не советская осень, текущая мелко-совково,
Предчувствие первой проседи, неношенные оковы,
Чего вы ко мне пристали с такой неизбывной парашей?
Меня вы почти забрали — но всё-таки я не ваша!

 

СВИТЕРА (Из цикла «Мемуарные помарки»)

Истошные, суматошные,
Тревожные и роскошные
И просто поношенные
Свитера
Моей юности,
Моей плюнутости
На то, что было вчера.

Полупьяные и растянутые,
С бусинами и загогулинами —
Забыть вас смогу ли я? —
И с кожаными латками
На тощих локтях —
Вы были моими припадками,
А я — ваш полный оттяг —

Тянула вас на колени,
На тёртые джинсы, на юбки-мини,
Соучастники всех моих преступлений,
Колонисты моих отлыний.
А я смеялась, влюблялась, дулась…
Вот и дооттянулась.

Красные и напрасные,
Хиппушные, выпендрюжные,
Будто нейтронною бомбою взорванные
И с пуговицей на вороте —
Свитерки Божьей милостью,
И что вам теперь до моей остылости?

И что вам теперь до моих отлупий,
До этих покоцанных строк?
…….
Я знаю — больше не будет
У меня таких свитеров.

 

ЛЮБОВНИК-МОРКОВНИК

Любовник-морковник, я страсть прогоню.
Любовь нас испортит на самом корню.
До первого хруста любовь нас хранит,
Искусник-капустник и репный жених.

Для нас — овощная смешная возня,
Прополка сплошная тебя и меня.
Не надо любовей, не надо любвЕй.
На лоне морковей давай морковЕй.

Не надо угара, сгорания губ —
Ведь скоро нас сварит дымящийся суп,
Над нами смеётся лоснящийся рот,
И мы не вернёмся в родной огород.

 

МОЛЬ

Над Землёй — пирогом нафталинным —
Я лечу пробивною молью,
Проедая насквозь свою долю
Недлинную.

Каждый долгом считает хлопнуть
Не меня, так хотя бы воздух.
Ну, а я даю себе роздых
И — оппа! —

К тестяному тупому доту
Прилагаюсь телом отбритым.
Но попробовать, что внутри там
Неохота.

Материал предоставлен библиотеке автором.

17/03/2011 Posted by | Литературное знакомство, Литературный Тарту, ТАРТУ и о Тарту | | Оставьте комментарий