Литературный портал

Тартуской городской библиотеки

Е. Габович

gabovitsh100

Е. Габович родился он в 1938 г. и вырос в Тарту. Закончил Тартуский университет, имеет высшее физико-математическое образование. Учился в магистратуре МГУ, потом работал в Москве. В 1969 году вышла его книга на эстонском языке «Arvudeta matemaatika : populaarne sissejuhatus tänapäeva matemaatikasse»(«Математика без чисел»). Работал в области математики (чистой и прикладной), естественных наук, экономики, современной техники и защиты окружающей среды, параллельно стал известен также как писатель, журналист и переводчик. 30 января 1980 года эмигрировал в Германию. В течение 22 лет заведовал там отделом математического обеспечения в Исследовательском центре  в г. Карлеруэ. Был участником Исторического салона  в Берлине и конференций Г. Иллига (Германия).

Воспоминания Евгения Яковлевича Габовича (1938-) о детстве в Тарту 
(Габович Е.Я. История под знаком вопроса .- 2005, с.28-30)kniga100

Уже в детстве у  Евгения Габовича возник интерес к истории и он обнаружил, что не все, о чем пишут (по крайней мере в газетах), соответствует действительности. … «Общение с эстонскими детьми, даже если они и принадлежали к «советским» семьям, удлиняло список осознанных  и не всегда принимаемых с радостью табу. А эстонская, еще довоенная, моя няня, ставшая после войны нашей домработницей и тайно водившая меня в лютеранские церкви, не знавшая ни русского языка, ни советского языкового новодела в его эстонском варианте, произносила слова и фразы, заставлявшие задумываться. О том, как «дружественные» советские танки катили целый день в 1939 году через родной Тарту и разрушили всю мостовую на своем пути — рассказала мне именно она.
Отрезвлению же от пьянящего советского «общественного заговора» (не от договора же!) способствовали и старые эстонские и немецкие книги. Из городской библиотеки, в которой я просиживал ежедневно многие часы, все, что могло наводить на неправильные мысли, было изъято. Но отец, к счастью, был завсегдатаем антикварного магазина, и постепенно восстанавливал утраченную в годы войны библиотеку. В Краткой эстонской энциклопедии я нашел нелестную статью о Сталине, увидел портрет Троцкого и прочитал, что он руководил советскими войсками в годы Гражданской войны…
Страдали от этого отрезвления наши школьные учителя, которых мы доводили до слез «неправильными» вопросами, особенно учителя истории. Так как там обстояло дело с «добровольным вступлением» Эстонии в СССР? Правда ли, что в Эстонии до войны был более высокий уровень жизни? Такой, как в Дании? Моя роль зачинщика в подобных истязаниях работавших в школе учителями офицерских жен (в основном жен летчиков дивизии стратегических бомбардировщиков, последним командиром которой уже в значительно более позднее время, оказался небезысвестный генерал Дудаев) привела к лестной характеристике из уст одной из «училок»: «рыба гниет с головы!»
Учителя в нашей 4-й русской школе (позднее Пушкинская гимназия – прим. Т. Козыревой) рекрутировались из двух крайне непохожих друг на друга групп населения:
• Малообразованные в массе своей жены советских офицеров, коих огромное число обслуживало стратегически важный тартуский аэродром, и
• «Недобитая» белоэмигрантская интеллигенция: неглупые и образованные люди, выросшие и сформировавшиеся в ходе 20-летней эстонской демократии, пережившие подъем эстонского национализма в конце 1930-х, гитлеровскую оккупацию и советский террор 1940-х.
Первые искренне пытались сделать из нас «нормальных советских людей» и искренне же переживали из-за своей неспособности добиться поставленной цели. Вторые ужасно боялись нашей историко-политической смелости и, хотя в душе и сочувствовали нашим взглядам, ужасно пугались каждый раз, когда очередной «грязный комок снега» летел в сторону непререкаемых советских догм. Они, если могли, делали вид, что нас не поняли, но в серьезных случаях бежали за помощью в дирекцию…
Смерть Вождя Всех Народов в марте 1953 года застала меня на стадии перехода от одобрения основ советскости к ироническому юношескому цинизму…
Последовавшее той же осенью разоблачение «шпиона» Берии положило конец положительному отношению к ежедневной советской лжи. Умение ее интерпретировать, читать между строк, реконструировать действительный ход событий от противного остались до самого отъезда из СССР в январе 1980 года и находили себе ежедневное применение, но восторги в этой связи решительно уступили место все более сильному раздражению по поводу глупой пропагандисткой лжи.»

«История под знаком вопроса»

Вот как сам автор представляет свою книгу. «Книга эта  — не по истории. Она — об истории, а это не совсем одно и то же. Точнее, она о тех разделах истории человечества, которые составляют древнюю историю и историю средних веков (я могу для краткости говорить об истории старины). Вернее, она о тех фальсификациях, фантазиях, недоразумениях, ошибках, повторах и заблуждениях, которыми эта история старины в такой мере напичкана, что я считаю себя вправе говорить здесь не об исторической науке, как это принято в наши дни, а о фантастической сказке по имене История» (с. 5) В исторической части своей книги автор показывает придуманность истории в разных ее «древних» разделах, а в хронологической пытается осветить начальный этап становления хронологии как придуманного костяка выдуманной истории. Тем, кто знаком с новой хронологией  Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко, будет интересно познакомиться с еще одним взглядом на хронологию истории.

Материал подготовила Тамара Козырева (01.10.2008)

27/03/2009 Posted by | Люди, Советуем почитать, ТАРТУ и о Тарту | | Оставьте комментарий