Литературный портал

Тартуской городской библиотеки

Рихард Бломериус и его «Прогулки по памяти»

Г. Егоров и Р. Бломелиус

Воспоминания Г. Егорова о Р. Р. Бломериусе
» Рихард Бломериус и его «Прогулки по памяти»

По улицам древнего города
В раздумье о прошлом бреду.
Ведь здесь моя ранняя молодость
Мелькнула как будто в бреду…

Андрей Жемчужин (Тарту), 1975

 Осенью 2011 года исполняется 20 лет со дня кончины краеведа города Тарту Рихарда Рихардовича БЛОМЕРИУСА. Старожил Тарту Р. Р. Бломериус родился  в городе Выру 1 февраля 1907 года, и к  его 85-летию в тартуской городской газете «Вперёд»  от 30 января 1992 года появилась статья   Г. С. Егорова, которую Вы найдете  в блоге
 g-egorov.livejournal.com , а также  в виде ссылки  в интернет- энциклопедии ВИКИПЕДИЯ. В статье «Тарту» в перечне именитых людей города теперь назван и Р. Р. Бломериус. Так что справедливость не сразу, но всё-таки восторжествовала. Имя тартуского любителя и знатока старины, интеллигентного и скромного человека, появилось во Всемирной Паутине. И теперь, надо полагать, не будет забыто.

Он писал «о невозвратном, о былом»

            Сначала несколько слов о себе. Мне в 2011 году предстоит отметить круглую дату – 75-летие. Позади – годы работы инженером в электронной промышленности на заводах Пскова и Казани. В Тарту начал бывать с 1960 года, когда  родная сестра, закончив в Пскове школу, а затем Тартуский университет,  вышла замуж  за эстонца.  Всю жизнь в  городе на Эмайыги моя сестра проработала учителем физики.

 Тарту, древний город неяркой красоты,  его окрестности, изъезженные вдоль и поперёк на велосипеде, я полюбил всей душой. С годами завязывались межличностные интернациональные связи, о которых я немного рассказал и в своём блоге в Живом Журнале.

          Сегодня я решил поведать о моем, к большому сожалению, недолгом  эпистолярном и живом общении с Рихардом Рихардовичем Бломериусом.  Надеюсь, что в дачный период 2011 года смогу набрать на ноутбуке некоторые публикации краеведа в тартуской газете, чтобы они стали доступны пользователям Интернета через мой блог,  или через сайт городской библиотеки. Пока же я рад, что оформители сайта городской библиотеки имени Оскара Лутса  приняли для размещения  газетную зарисовку Бломериуса под названием «Эй, извозчик!» в моём компьютерном наборе. Кто-то из энтузиастов мог бы взяться за перевод заметок Бломериуса на эстонский язык, чтобы они были доступны большему кругу читателей в Тарту и во всей Эстонии.

         Конечно, с изданием путеводителя Малле Салупере «Тысячелетний Тарту» на четырех языках жители и гости получили превосходное руководство для знакомства с достопримечательностями Тарту. Однако публикации Бломериуса имеют своё особое значение: методично и системно они наполнены не только описаниями строений, но и именами архитекторов городских построек, владельцев домов, их жителей, как именитых, так и простых.  Описание старожила взято не только из памяти, но и из старых календарей и редких брошюр. Имена улиц не раз менялись за историю города, но автор всегда перечисляет  названия старые, новые и возвращенные старые, нередко поясняя происхождение наименований тех или иных улиц и домов.

       Всего за пять лет в газете «Вперёд» у краеведа было опубликовано 55 заметок (эту цифру он мне лично назвал в беседе). А это значит, что в среднем появлялось на страницах по одной заметке в месяц. Конечно, и другие знатоки писали об истории города и его строениях, но Р.Р. был самым неутомимым и плодовитым автором, рассказывая о городе, ставшем ему родным с марта 1919 года. Служба его проходила в Госбанке и инспекции Госстраха. А в свободное время, и, особенно на пенсии, он с удовольствием изучал окружающую его красоту и следы мастерства рук человеческих.

Р. Р. Бломелиус

   Наша встреча с Р. Р. Бломериусом случилась после полугодовой переписки в 1991 году. Первое письмо я переслал ему через газету, в которой  публиковал свои  «Письма издалека». Затем состоялась и встреча, при которой  Бломериус, потомок шведов, перебравшихся в Эстонию в 1791 году,  показал мне кропотливо составленную родословную своей фамилии с того далекого времени. А ранее в одном из писем сообщил, что хочет копнуть эту родословную и лет на сто-двести глубже. Для этого он направил запрос в шведское консульство, но, увы, не получил ответа.

         Кстати, в том же письме Р. Р. отметил, что никто из его немногих родственников-шведов в тревожные 1940-е годы не уехал из Эстонии в Скандинавию, в отличие от иных эстонцев. Тогда же, летом 1991 года,  знаток тартуской старины писал мне в Казань ровным, каллиграфическим почерком: «Не надо отправлять денег для меня. Моя маленькая пенсия достаточна для того, чтобы скромно прожить. Я не пью и не курю. Что меня тревожит – это моё плохое здоровье: слабые ноги и глаза… Но нельзя терять надежды и в старости! В феврале 1992 года мне исполнится 85 лет. А это не шутка в нынешних условиях жизни». Всего за полгода переписки я получил от него 4 письма и две открытки, которые бережно сохраняю в своём личном  архиве.

        Возвращаясь к газетным заметкам энтузиаста-краеведа, обратим внимание на многие имена видных или малозаметных жителей города или его гостей, которые он вставлял в текст. Здесь и «нестор эстонской литературы» Вальмар Адамс, человек сложной судьбы. Тут и странный старожил А. Г. Чертков, бывший летчик ещё царского времени, ставший в 1920-х годах преподавателем Тартуской русской гимназии и таинственным спиритистом. В другой публикации Бломериус сообщает о профессоре Тартуского университета Пауле Аристе, владевшем 18-ю языками народов мира. А затем хочет, чтобы мы не забыли имена городских извозчиков. Или способную пианистку Зару Муршак, игравшую по вечерам в квартете ресторана «Золотой Лев» на улице Кюйтри.

       О своем однокашнике по тартуской русской гимназии Борисе Вильде, ставшем героем Французского сопротивления, Рихард напишет отдельную статью. Но он не забудет упомянуть и других гимназических товарищей. Вспомнит о приятеле-немце Вольдемаре Мазинге, двинувшемся вместе со всеми Мазингами из Эстонии в 1939 году по призыву фюрера «нах фатерланд», то есть в Германию. А в 1944 году от Красной армии убежит в Стокгольм расторопный присяжный поверенный эстонец Леонид Каарт. С последними двумя Бломериус сохранит связь до конца своих дней, о чём мы скажем подробнее.

        В публикации «Улица Кюйтри» от 3 марта 1990 года Рихард мимоходом и накоротке, лишь чуть-чуть отвлекаясь от описания старого Тарту (Юрьева, Дерпта), приведёт такой всеми забытый факт. На месте  кафе-столовой «Темпо», что напротив редакции газеты «Вперёд», в давние времена стоял одноэтажный деревянный дом, в котором мадам Рахамяги устраивала домашние недорогие обеды. И в этом заведении частенько играл квартет в составе композитора Йоханнеса Блейве, в последствии известного фенолога Вадима Желнина, а также братьев Вильгельма и Рихарда Бломериусов.

    Пробует Р. Р.  вставлять в прозаические тексты стихи своего школьного друга Андрея Жемчужина:

 Всё говорит в юдоли этой,
О невозвратном, о былом –
И парк в осенней позолоте,
И в переулке ветхий дом…

           В номере газеты от 18 мая 1991 года в заметке «Следы минувших времён» будет помещена фотография такого ветхого дома (фотокопия из газеты «Вперед» здесь прилагается).

Тарту, Яани 16

 Это фото дома номер 16 по улице Яани, отреставрированного в 1990 году. В нём в 1919 – 1924 годах жила семья Бломериусов: Рихард Бломериус, его супруга Элизабет, сыновья Рихард и Вильгельм.

Первая встреча, ставшая последней

            От себя здесь добавим, что именно Вильгельм Бломериус (годы жизни 1909-1977) и его супруга Аста (1923-2004) стали предками молодой поросли сегодняшних Бломериусов и Круузе, живущих  в Эстонии. Их имена и юзерфото можно найти в эстонском разделе Фейсбука.

        Что касается Рихарда, то он женился в 1949 году на девушке, которая была на 20 лет моложе. Первая их дочь умерла в младенчестве. Вторая дочь, Марика Мююр, родилась в 1953 году. Хотя брак  распался через 6 лет, семья Марики, включая её сына, которому сейчас 33 года, и дочь (31 год), сохранили большое уважение к отцу и деду Р.Р.Бломериусу.

      Письменный контакт с М. Мююр у меня был тотчас после смерти её отца. Девятнадцать лет спустя по Интернету мне удалось разыскать служебный электронный адрес Марики, и мы обменялись сообщениями в декабре 2010 года. Она дала мне пояснение об архиве отца, что меня интересовало особо. Сегодня она – главный специалист по защите растений в крупной агрофирме местечка Саку, неподалёку от Таллинна.

                  Моя первая и ставшая единственной встреча с ветераном тартуского краеведения произошла в октябре 1991 года, когда мы с супругой Делей прибыли на 5 дней на экскурсию в Санкт-Петербург. Эстония уже стала независимой, но границы оставались открытыми. Транспорт ходил по прежнему расписанию. Так что мы быстренько сели в автобус Петербург-Тарту через Нарву и 15 октября были у тартуской родни. На другой день предстояло отправиться обратно. И задуманную встречу с заочно знакомым пенсионером Р. Р. Бломериусом откладывать на другой день я не стал (16 октября свидание, как показало роковое стечение обстоятельств, просто не состоялась бы: Р. Р. попал в больницу, сбитый автофургоном в самом центре города, где обычно машины бывают редки).

           Купив букет астр и недорогой торт, я заявился в небольшую квартиру двухэтажного деревянного дома номер 46 по улице Кроонуайа. Прилагаю фото типичных двориков этой улицы из Интернета:

ул. Якоби

      Встретил меня не строгий старик-педант, а живой, улыбчивый человек, приветливый и разговорчивый, радующийся любому посетителю. Дневников я тогда не вёл и не помню всех деталей 5-часового разговора. Но то была захватывающая и увлекательная беседа, прерванная лишь небольшой прогулкой до берега реки Эмайыги. И фотокадры здесь оказались весьма удачными.

             Остались на долгую, добрую память и снимки внутри скромно обставленной комнаты.

          Запомнилось, что книги и бумаги были разложены аккуратными стопками. А в углу возвышалась горка обувных коробок. Оказалось, что добротными шведскими ботинками хозяина квартиры буквально забросал гимназический друг Лео Карт, владелец небольшой фирмы в Стокгольме.

           Прямо при мне Рихард опорожнил свой почтовый ящик, где лежало письмо от давнего друга из Германии, опытного инженера Вольдемара Мазинга. Письмо было  на немецком языке, и мы тут же бросились его переводить, не заглядывая в словарь. Володя (так немец подписал письмо другу молодости, называя его именем «Рихерт», возможно, на давний манер) упомянул в начале научные форумы, в которых участвовал. А затем трогательно озаботился  здоровьем друга. Выразил надежду, что его милая родина Эстония успешно переживет долгое время преобразований.

«Человек с безупречным и благородным характером»

        По старой конторской привычке я попросил у Рихарда от обоих его друзей адреса, которые внезапно очень пригодились. После транспортного происшествия ветеран труда прожил всего две недели и 1 ноября 1991 года, ровно за три месяца до круглой даты своего рождения, умер в больнице (странное это число: именно 1 ноября тремя годами раньше умер казанский краевед В. В. Чумаков!). Это известие я получил уже от Марики Мююр, вместо отца распечатавшей мой конверт из Казани со свежими фотографиями.

         Фотографии я тут же послал в Германию и Швецию. Ответы пришли уже в начале 1992 года. Процитирую оба полностью.

      От Вольдемара Мазинга (перевод с немецкого) из Ветцлара :

«Многоуважаемый господин Егоров,

вернувшись из Швейцарии, где я сверх праздничных дней провёл несколько недель в горах, я застал Ваше письмо от 07.12.1991 с фотографией нашего друга Рихарда Бломериуса и Вашим фото от 15 октября 1991 года вместе с Рихардом. Примите самую сердечную благодарность за столь хорошую и важную для меня память.

      Неожиданно случившаяся кончина Рихарда Бломериуса глубочайше потрясла меня. Я уже получил от его дочери Марики Мююр и от его племянницы Дэа Круузе известие о тяжелом несчастном случае и последующей его трагической смерти. Едва могу представить себе, что этого духовно столь живого человека с исключительно безупречным и благородным характером больше нет среди нас (подчёркнуто мною).

    Спустя почти 50 лет мы с ним вновь нашли друг друга. Я состоял с ним в весьма приятном контакте и деятельной переписке. Очень охотно я читал его статьи как отличного знатока нашего родного города Тарту в русской газете «Вперёд» «Прогулки по старым воспоминаниям». Имею все номера с этими статьями.

               Ещё раз весьма благодарный за Ваше письмо и полноценные фото, с сердечным приветом и всеми добрыми пожеланиями

Ваш Вольд. Мазинг».

От Леонида Каарта :

«20 декабря 1991 года, Стокгольм.

Многоуважаемый господин Егоров!

        Благодарю Вас за Ваше соболезнование по поводу смерти моего друга Рихарда. Ваше письмо получил 17 декабря. Пишу по-русски, так как на немецком делаю грамматические ошибки.

           Мы были друзьями уже со школьной скамьи. Рихард очень хорошо рисовал и неоднократно помогал мне получать хорошую отметку по рисованию. Рихард, будучи очень приличным человеком, был всегда секретарём в школьных кружках. 

        После того как стало возможным посещать Эстонию, я был в Тарту и посетил Рихарда после 50 лет разлуки. Пару лет назад я не мог мечтать приехать в Тарту. В моё первое посещение я был поражён, в каких тяжелых условиях жил мой друг.

     31 декабря в 24 часа подниму бокал за события во время перемены года и пожелаю хорошего будущего.

    Хорошего Рождества и счастливого Нового года!

С сердечным приветом Л. Каарт»

 От Л. Каарта я получил  восемь писем с фото бодрого человека, который писал, что на здоровье не жалуется в свои 83 года. Овдовел в 1982 году, но общается с дочерью. И даже просил меня посодействовать его бизнесу в пределах Татарстана, отдавая себе, однако, отчёт в трудностях развития экономики в новой России.

      Что касается архива Бломериуса, то Марика Мююр в недавней переписке заверила меня, что передала его тотчас после кончины отца профессору-филологу Тартуского университета С.Г.Исакову. На мой электронный запрос Сергей Геннадьевич ответил 23 декабря 2010 года так:

« Архив Р.Бломериуса – это небольшая картонная коробка. Свой архив я понемногу передаю в отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки университета. До архива Р.Бломериуса очередь пока не дошла». Получается, что значение архива ветерана было мною двадцать лет назад сильно преувеличено. Но я всего лишь любитель литературы и истории, а Сергей Геннадьевич Исаков – высокий профессионал. И ему было виднее тогда, что и в каком объёме отобрать и сохранить из бумажного наследия старого краеведа…

Могила Р. Р. Бломериуса

В свой заезд в Тарту в июне 1992 года я с помощью служителя городского кладбища Раади разыскал могилу Бломериуса. Тогда на холмике ещё не разрослась и трава.

               Потом на некоторое время я место захоронения потерял. И вновь нашел его в 2007 году, узнав в сторожке номер площадки (Р-72).  Найти площадку легко, если от центральной аллеи кладбища свернуть вправо у красивой скульптуры молодой женщины (место захоронения семейства Тоом, здесь и водяная колонка).

        Вечная память этим скромным жителям и патриотам своего  города!

Геннадий ЕГОРОВ,
22 марта 2011 
    город Казань

P. S. Библиотека благодарит автора воспоминаний за предоставленный нам экслюзивный материал.

 

 

 

 

 

30/08/2011 Posted by | Люди, ТАРТУ и о Тарту | | 1 комментарий