Литературный портал

Тартуской городской библиотеки

Лионель Адальберт Багратион Феликс Кизерицкий

kieseritzky100Лионель Адальберт Багратион Феликс Кизерицкий (нем. Lionel Adalbert Bagration Felix Kieseritzky, 1.01.1806, Дерпт — 18.05.1853, Париж) — один из сильнейших шахматистов Европы середины XIX-го века.

Родился 1 января 1806 года в Дерпте (нынешний город Тарту в Эстонии) в семье балтийских немцев. В 1825-29 годах обучался филологии и праву в Дерптском (Тартуском) университете. Сыскал славу сильнейшего шахматиста этой балтийской провинции Российской империи. В последующие годы обучился математике и практиковал частным репетитором. Был известен в Дерпте в качестве подвижника культурной жизни; организовывал представления любительских театров и музыкальные концерты, основал университетский шахматный клуб. В 1838-1839 годах была сыграна одна из первых в мире партий по переписке между Тарту (Кизерецкий) и Петербургом (играл известный русский шахматный мастер и теоретик Яниш (Carl Friedrich Andreyevich von Jaenisch (11.04. 1813 – 07.03.1872)).
В июне 1839 года по личным обстоятельствам покинул родные места и постоянно осел в Париже. Со смертью Луи Шарля Маэ де Лабурдонне стал, наряду с Пьером Шарлем Фурнье де Сент-Амантом, сильнейшим шахматистом Франции, «профессором шахмат» в знаменитом кафе «Режанс». В 1846 году издал книгу «Пятьдесят партий», в 1849-1851 годах редактировал ежемесячник «Режанс»; в обоих применил новую нотацию, автором которой сам и являлся. В 1840-е гг. он был одним из сильнейших шахматистов мира.
В 1851 г. Кизерицкий был среди участников первого международного шахматного турнира в Лондоне. Во время турнира (но не в его рамках) 21 июня 1851 года и была сыграна знаменитая партия Кизерицкого и Адольфа Андерсена, получившая название Бессмертной (The immortal game). Гамбитом Кизерицкого называется один из вариантов королевского гамбита: 1. е2-е4, е7-е5; 2. f2-f4, e5:f4; 3. Kg1-f3, g7-g5; 4. h2-h4, g5-g4; 5. Kf3-e5.
После продолжительной болезни скончался 18 мая 1853 года в парижском госпитале «Шарите», похоронен в безымянной могиле для нищих. Дж.Гэйг в своей книге «Шахматные персоналии» (США, 1987) определил исторический рейтинг ЭЛО Кизерицкого на уровне 2480.
Источники —
1. http://www.euruchess.org/cgi-bin/index.cgi?action=printtopic&id=1200&curcatname=%D7%F2%EE%E1%FB%20%EF%EE%EC%ED%E8%EB%E8&img=handhelds 17.02.2008
2. Tomasz Lissowski, Bartlomiej Macieja «Zagadka Kieseritzky’ego» Warsaw 1996 (Перевод с польского Валерия Голубенко)
3. Кальюнди, Евгений «Русские в шахматах Эстонии в XX веке.»- Русские в Эстонии на пороге ХХI века: прошлое, настоящее, будущее.- Таллинн, 2000.- с.79.
Материал подготовила Тамара Козырева

27/03/2009 Posted by | Люди, ТАРТУ и о Тарту | | Оставьте комментарий

Е. Габович

gabovitsh100

Е. Габович родился он в 1938 г. и вырос в Тарту. Закончил Тартуский университет, имеет высшее физико-математическое образование. Учился в магистратуре МГУ, потом работал в Москве. В 1969 году вышла его книга на эстонском языке «Arvudeta matemaatika : populaarne sissejuhatus tänapäeva matemaatikasse»(«Математика без чисел»). Работал в области математики (чистой и прикладной), естественных наук, экономики, современной техники и защиты окружающей среды, параллельно стал известен также как писатель, журналист и переводчик. 30 января 1980 года эмигрировал в Германию. В течение 22 лет заведовал там отделом математического обеспечения в Исследовательском центре  в г. Карлеруэ. Был участником Исторического салона  в Берлине и конференций Г. Иллига (Германия).

Воспоминания Евгения Яковлевича Габовича (1938-) о детстве в Тарту 
(Габович Е.Я. История под знаком вопроса .- 2005, с.28-30)kniga100

Уже в детстве у  Евгения Габовича возник интерес к истории и он обнаружил, что не все, о чем пишут (по крайней мере в газетах), соответствует действительности. … «Общение с эстонскими детьми, даже если они и принадлежали к «советским» семьям, удлиняло список осознанных  и не всегда принимаемых с радостью табу. А эстонская, еще довоенная, моя няня, ставшая после войны нашей домработницей и тайно водившая меня в лютеранские церкви, не знавшая ни русского языка, ни советского языкового новодела в его эстонском варианте, произносила слова и фразы, заставлявшие задумываться. О том, как «дружественные» советские танки катили целый день в 1939 году через родной Тарту и разрушили всю мостовую на своем пути — рассказала мне именно она.
Отрезвлению же от пьянящего советского «общественного заговора» (не от договора же!) способствовали и старые эстонские и немецкие книги. Из городской библиотеки, в которой я просиживал ежедневно многие часы, все, что могло наводить на неправильные мысли, было изъято. Но отец, к счастью, был завсегдатаем антикварного магазина, и постепенно восстанавливал утраченную в годы войны библиотеку. В Краткой эстонской энциклопедии я нашел нелестную статью о Сталине, увидел портрет Троцкого и прочитал, что он руководил советскими войсками в годы Гражданской войны…
Страдали от этого отрезвления наши школьные учителя, которых мы доводили до слез «неправильными» вопросами, особенно учителя истории. Так как там обстояло дело с «добровольным вступлением» Эстонии в СССР? Правда ли, что в Эстонии до войны был более высокий уровень жизни? Такой, как в Дании? Моя роль зачинщика в подобных истязаниях работавших в школе учителями офицерских жен (в основном жен летчиков дивизии стратегических бомбардировщиков, последним командиром которой уже в значительно более позднее время, оказался небезысвестный генерал Дудаев) привела к лестной характеристике из уст одной из «училок»: «рыба гниет с головы!»
Учителя в нашей 4-й русской школе (позднее Пушкинская гимназия – прим. Т. Козыревой) рекрутировались из двух крайне непохожих друг на друга групп населения:
• Малообразованные в массе своей жены советских офицеров, коих огромное число обслуживало стратегически важный тартуский аэродром, и
• «Недобитая» белоэмигрантская интеллигенция: неглупые и образованные люди, выросшие и сформировавшиеся в ходе 20-летней эстонской демократии, пережившие подъем эстонского национализма в конце 1930-х, гитлеровскую оккупацию и советский террор 1940-х.
Первые искренне пытались сделать из нас «нормальных советских людей» и искренне же переживали из-за своей неспособности добиться поставленной цели. Вторые ужасно боялись нашей историко-политической смелости и, хотя в душе и сочувствовали нашим взглядам, ужасно пугались каждый раз, когда очередной «грязный комок снега» летел в сторону непререкаемых советских догм. Они, если могли, делали вид, что нас не поняли, но в серьезных случаях бежали за помощью в дирекцию…
Смерть Вождя Всех Народов в марте 1953 года застала меня на стадии перехода от одобрения основ советскости к ироническому юношескому цинизму…
Последовавшее той же осенью разоблачение «шпиона» Берии положило конец положительному отношению к ежедневной советской лжи. Умение ее интерпретировать, читать между строк, реконструировать действительный ход событий от противного остались до самого отъезда из СССР в январе 1980 года и находили себе ежедневное применение, но восторги в этой связи решительно уступили место все более сильному раздражению по поводу глупой пропагандисткой лжи.»

«История под знаком вопроса»

Вот как сам автор представляет свою книгу. «Книга эта  — не по истории. Она — об истории, а это не совсем одно и то же. Точнее, она о тех разделах истории человечества, которые составляют древнюю историю и историю средних веков (я могу для краткости говорить об истории старины). Вернее, она о тех фальсификациях, фантазиях, недоразумениях, ошибках, повторах и заблуждениях, которыми эта история старины в такой мере напичкана, что я считаю себя вправе говорить здесь не об исторической науке, как это принято в наши дни, а о фантастической сказке по имене История» (с. 5) В исторической части своей книги автор показывает придуманность истории в разных ее «древних» разделах, а в хронологической пытается осветить начальный этап становления хронологии как придуманного костяка выдуманной истории. Тем, кто знаком с новой хронологией  Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко, будет интересно познакомиться с еще одним взглядом на хронологию истории.

Материал подготовила Тамара Козырева (01.10.2008)

27/03/2009 Posted by | Люди, Советуем почитать, ТАРТУ и о Тарту | | Оставьте комментарий

Барельеф Священномученика Платона

Барельеф Священномученика Платона
На стене здания Тартуской Городской библиотеки им. О. Лутса (бывшее здание Кредитной кассы, Компании 3) 12 января 2003 года был установлен барельеф с изображением священномученика Платона. Автор барельефа Тынис Пабер (Tõnis Paber).

platon_suurСвященномученик Платон, епископ Ревельский (в миру Павел Петрович Кзельбут (Кульбуш), родился
13 июля 1869 года в Рижской губернии в эстонской семье псаломщика. В 1893-м году окончил
Санкт-Петербургскую Духовную Академию и принял сан священника. В 1904-м году назначается
настоятелем Эстонского Православного
Свято-Исидоровского храма в Санкт-Петербурге и занимает эту должность в течении 13 лет.
Отец Платон сумел объединить православных эстонцев столицы в один приход. 24 декабря 1917 года
он принимает монашество и возводится в сан архимандрита, а 31 декабря 1917 года хиротонисуется
священномучеником митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским, память 31 июля) во
епископа Ревельского в Александро-Невском соборе города Ревеля. Владыка ревностно восстанавливает
в Эстонии приходскую жизнь, объезжает дальние приходы, ободряя смятенные революционными
событиями души верующих. От духовенства он требовал близости к народу: «Ныне сила в народе,
в единении с ним, — писал он в своём Послании, — нужно духовенству искать частого общения с ним,
встреч, разговоров, знакомства с их настроениями, надеждами, исканиями».
В 1917-1918-м годах Святитель принимает участие в Поместном Соборе Русской Православной Церкви.
Но чтобы не быть отрезанным от своей паствы, Владыка спешно возвращается в Ревель за несколько
дней до прихода туда германских войск. Чтобы быть ближе к пасомым, он переносит свою кафедру в
город Юрьев. С 1918 по 1919 годы Владыка временно управляет и Рижской епархией. После того,
как немецкие войска, оккупировавшие Эстонию, покинули Тарту (бывший Юрьев), город заняли
большевики. 20 декабря 1918 года Владыку арестовали вооружённые красноармейцы прямо в алтаре
храма во время всенощной. Причём один из них сел на Престол, как был, в шапке и закурил. Епископа
грубо разоблачили. Святителя и арестованных с ним 17 человек заключили в подвал бывшего кредитного
Банка, превращённого большевиками в тюрьму, где они подверглись всяческим издевательствам.
Владыку заставляли под конвоем носить через весь город пятипудовые мешки, под тяжестью которых
он падал. Так мучили его 12 дней. Вскоре пришло известие о приближении Белой Армии. В ночь
на 1 января Владыку вызвали на ночной допрос. Комиссар настаивал, чтобы он перестал проповедовать
Евангелие, на что Святитель ответил: «Как только меня выпустят на свободу, я буду вновь повсеместно
славить Господа». В ту же ночь 1 (14 н. ст.) января 1919 года Владыка принял мученическую кончину,
будучи зверски убит вместе с другими соузниками (в их числе протоиереи Николай Бежаницкий и
Михаил Блейве). В этот же день белые войска отбили город. Верующие поспешили в подвал, в котором
большевики производили расстрелы.
Отпевание мучеников было совершено в Успенском соборе города Тарту. 27 января 1919 года честные
останки Владыки были торжественно перевезены в Таллин и погребены у левого клироса
Спасо-Преображенского собора. А 4-5 января 1931 года было совершено торжественное освящение
мраморного саркофага над могилой священномученика Платона.
Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском
Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.
Смотри также:
1. Мемориальная доска в память жертв 14 января 1919 года
http://www.luts.ee/test/index.php?option=com_content&task=view&id=833&Itemid=362
2.http://www.tartu.ee/?page_id=1443&lang_id=2&menu_id=6&lotus_url=http://info.raad.tartu.ee/muinsus.nsf/0/9F7258A7791CA790C2256D780031538D

27/03/2009 Posted by | Люди, ТАРТУ и о Тарту | | Оставьте комментарий